Рассылка Черты
«Черта» — медиа про насилие и неравенство в России. Рассказываем интересные, важные, глубокие, драматичные и вдохновляющие истории. Изучаем важные проблемы, которые могут коснуться каждого.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Женщине скорее позволят умереть»: кто помогает беженкам в Польше делать аборты

аборты в польше, права женщин, прочойс, Abortion Support Network
Читайте нас в Телеграме
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Верховный суд США отменил постановление «Роу против Уэйда», которое гарантировало право на аборт по всей стране. Теперь консервативно настроенные штаты могут полностью запретить аборты. Женщины сталкиваются с ограничениями своих репродуктивных прав и в Европе: в Польше, где сейчас оказались тысячи беженок из Украины, действует один из самых строгих законов об абортах. На поздних сроках беременности у женщины остается единственный вариант — ехать за процедурой за границу, но это очень дорого, и далеко не у каждой есть деньги на поездку. Британская НКО Abortion Support Network помогает женщинам сделать аборт в другой стране. «Черта» поговорила с его создательницей Марой Кларк о борьбе с пролайф-активистами, польском законодательстве и том, как изменилась работа организации с начала войны.

В Польше есть закон, запрещающий помогать женщинам сделать аборт. В конце марта Юстину Выджиньскую из организации Abortion Dream Team обвинили в том, что она помогла прервать беременность женщине, которая была на 12-й неделе беременности и переживала домашнее насилие. Теперь ей грозит до трех лет тюрьмы. Насколько опасно помогать женщинам в Польше сделать аборт?

Главное в этом кейсе: женщина, которой Юстина помогла, так и не сделала аборт. Ее муж увидел таблетки и заявил на жену в полицию, а заодно написал заявление и на Юстину. То есть Юстину могут посадить на несколько лет за попытку помочь сделать аборт.

В Польше почти нет ситуаций, когда можно пойти ко врачу и законно прервать беременность. Теоретически сделать аборт можно только в случае изнасилования, но это еще необходимо доказать: завести уголовное дело и получить письмо от прокурора. И даже в этом случае сделать аборт можно только до 12 недель. Как вы думаете, каковы шансы осудить кого-то за изнасилование в этот срок? Это близко к невозможному. 

Сейчас в Польше много беженок из Украины и многие из них хотят сделать аборт, потому что в Украине это легально. В 2020 году в Украине сделали 65 000 абортов. Эти женщины приезжают в Польшу и оказываются в ужасной ситуации: им удалось спастись от войны, при этом они лишились репродуктивных прав.

Большинство жительниц Польши знают про нашу организацию, но беженке из Украины гораздо сложнее получить помощь. У многих из них даже нет адреса, куда мы могли бы отправить таблетки. А если я, предположим, помогу женщине и предложу ей остаться у меня дома — в какой момент власти сочтут, что я нарушаю закон о запрете абортов и совершаю преступление? Когда пускаю ее в своей дом, когда даю ей доступ в интернет или разрешаю воспользоваться своей кредитной картой, чтобы заказать таблетку? Обвинениями в адрес Юстины польская власть хочет сказать, что любой, кто проявляет сочувствие к женщине, нуждающейся в аборте, — преступник.

Мы [в Abortion Support Network] креативные люди и знаем, как решать проблемы. В нашем случае риски не так велики, я говорю скорее о простых людях, которые могут захотеть помочь, о «добрых самаритянах». 

Я правильно понимаю, что, несмотря на формальный запрет абортов, в Польше можно заказать таблетки для прерывания беременности в интернете?

В Польше нет закона, запрещающего самостоятельно делать медикаментозный аборт до 22 недели — после ее уже обвинят в убийстве. Конечно, таблетки нельзя просто так купить в аптеке, но можно обратиться к организацию Women Help Women. На ранних сроках беременности женщина может связаться с ними и пройти онлайн-консультацию у врача, после чего ей отправят таблетки. Если она на двенадцатой неделе, то ей посоветуют поехать в Германию и свяжут с местной благотворительной организацией. А если срок больше 13 недели, то предложат обратиться в Abortion Network Amsterdam или к нам в Abortion Support Network. Мы найдем финансирование на поездку в Нидерланды или в другие страны в Европе. Раньше мы часто отправляли женщин в Великобританию, потому что там аборт можно сделать до 24 недели, но из-за брекзита у большинства женщин теперь нет необходимых документов, чтобы приехать туда.

Как именно вы помогаете женщинам?

Abortion Support Network первая в Европе организация, которая стала финансово помогать женщинам, которым необходимо выехать на территорию другой страны, чтобы сделать аборт. Чаще всего к нам обращаются женщины на ранних сроках, когда еще прервать беременность можно медикаментозными методами. Причем большинству из них нужна информация, а не финансовая помощь. В прошлом году мы помогли более 32 000 женщинам в Польше сделать аборт.

С начала войны [в Украине] помощь с выездом в другую страну понадобилась украинкам всего около десяти раз. Это не огромные цифры, но мы ожидаем, что запросов станет больше: война продолжается, а тест на беременность едва ли будет первой вещью, которую женщина возьмет, спасая свою жизнь. Мысли о менструальном цикле в экстренной ситуации отходят на второй план. Во время задержки человек скорее подумает: «Слава богу, мне не нужно искать тампоны».

Если женщине нужно пересечь границу, мы даем ей деньги, дальше она самостоятельно едет в клинику. Мы не отправляем с ней волонтера — это может быть опасно с точки зрения закона. Но женщины сильные и смелые: каждая, кто смогла добраться из Украины до Польши, совершенно точно сможет добраться на автобусе до клиники в Германии. Всю поездку мы продолжаем консультировать ее онлайн: даем очень подробные инструкции, вплоть до того, как проехать от вокзала до клиники. Покрываем стоимость поездки, саму процедуру и размещение в гостинице. Но многие женщины не задерживаются в стране и делают все одним днем — у большинства из них уже есть дети и они торопятся к ним вернуться.

Медиа пишут, что ультраконсервативные группы в Польше пытаются предотвратить аборты, даже если речь идет об украинских беженках, которые могли пережить изнасилование. Это правда?

Да, католические пролайф-организации раздают беженкам листовки, где советуют сообщать в полицию о любых активистах, предлагающих помощь с абортом. На листовках есть фразы, что аборт — более страшное убийство, чем происходящее на войне. 

В Польше женщине скорее позволят умереть, чем сделать аборт — конечно, такое конституционное регулирование вызывает постоянные общественные дискуссии и масштабные протесты. Жители Польши выходят на улицы с нашим номером телефона на плакатах, пишут его на билбордах. 

Мы раздаем свои листовки с информацией на русском и украинском языках о том, где можно достать таблетки для прерывания беременности и как их принимать. Распространять информацию пока все-таки не запрещено. Люди, которые говорят на польском и украинском, хорошо понимают друг друга — поэтому беженки из Украины могут обращаться на польские горячие линии помощи. При этом всегда есть те, кому мы могли бы помочь, но они просто не знают о нашем существовании.

Есть ли случаи злоупотребления положением беженок? Мошенничество?

Всегда есть люди, которые наживаются на трагедии. В Польше всегда были [фейковые] сайты, где предлагают купить абортивные таблетки, но деньги просто крадут. Когда начался нынешний конфликт, такие сайты стали появляться на русском и украинском языках — там предлагали купить препараты через криптовалюту. 

В мае в The Guardian писали, что если беженка из Украины обратится в Польше ко врачу по вопросам беременности, то аборт уже будет невозможно сделать, и ей никак нельзя будет помочь. Так ли это?

Это неправда. К нам очень часто обращаются женщины (не только украинки), которые планировали свою беременность. Конечно, они наблюдались у врача, но впоследствии узнали, что у ребенка есть серьезные патологии, поняли, что не смогут с этим справиться. В таких случаях мы тоже помогаем.

Конечно, врачи бывают придурками, они могут говорить жестокие вещи. Но они никак не могут запретить пересечь границу и сделать аборт. Для нас это тоже безопасно, мы находимся в Великобритании. Что нам могут сделать польские полицейские?

Автор той статьи перевирает факты — и в этом проблема СМИ. Меня стошнит, если я еще раз прочитаю статью о том, что каждая первая беженка из Украины, которая нуждается в аборте, была изнасилована российскими солдатами. 

То есть в основном это не так?

Очень небольшое число женщин, которые к нам обращаются, забеременели в результате изнасилования. Конечно, есть и те, кто с этим столкнулся: часто это изнасилование партнером, а не со стороны незнакомого человека. Но к нам гораздо чаще обращаются женщины, которые не знали, что были беременны. 

Одна из основных причин, почему женщины решают сделать аборт, это перемены в их жизни. То есть женщина хотела родить ребенка, но обстоятельства поменялись: например, теперь у нее нет дома. Не будем забывать, что у большинства женщин уже есть дети. У нас была одна заявительница, у нее уже есть несколько детей, больше двух недель она не могла связаться с мужем, который воюет в Украине. Она решила, что он погиб, и поняла, что не может рожать ребенка в этих обстоятельствах. И чем больше пройдет времени с начала конфликта, тем больше будет подобных историй.

 

Abortion Support Network — британская благотворительная организация, которая изначально появилась для того, чтобы помогать женщинам из Северной Ирландии и с острова Мэн делать аборты (аборты в Северной Ирландии были незаконны до 2018 года, на острове Мэн — до 2019). В дальнейшем деятельность расширилась на Мальту и Гибралтар (там аборты запрещены до сих пор). Abortion Support Network — первая организация в Европе, которая занялась финансовой помощью женщинам, которым необходимо выехать на территорию другой страны, чтобы сделать аборт. Организация существует исключительно на пожертвования.