Рассылка Черты
«Черта» — медиа про насилие и неравенство в России. Рассказываем интересные, важные, глубокие, драматичные и вдохновляющие истории. Изучаем важные проблемы, которые могут коснуться каждого.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Женщины экономически сильнее пострадали от кризиса, вызванного войной, и пострадают в дальнейшем. Исследование «Черты»

женщина и кризис
Читайте нас в Телеграме
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Экономический кризис в России после беспрецедентного объема наложенных на страну санкций только начинается. В то время как власти рапортуют о крайней адаптивности российской экономики и скором возврате к экономическому росту, агентство Bloomberg со ссылкой на закрытое совещание правительства возврат экономики к довоенным показателям только в конце этого десятилетия. Как кризис скажется на экономическом положении женщин в России? И кто из них окажется наиболее уязвимым? Корреспондент «Черты» Ирина Снеговская разобралась вместе с проектом «Если быть точным».

Что влияет на разрыв в зарплатах?

В России традиционно высокий уровень гендерного разрыва в оплате труда: в 2021 году средняя зарплата женщин была на 27,5% ниже чем у мужчин, посчитал по данным Росстата проект «Если быть точным».

Первый влияющий на это фактор — гендерная дискриминация, стереотипы о роли женщины в обществе и предубеждения работодателей при найме и принятии решения об оплате. Например, широко распространен стереотип, что женщина плохой работник, потому что больше нацелена на создание семьи, а не на работу.

Второй фактор — специфика рабочих мест. В традиционно «мужских» отраслях оплата чаще всего выше. В частности, в добывающих отраслях большие зарплаты, но женщин там мало. А традиционно «женскими» считаются сферы, связанные со сферой услуг, где зарплаты ниже. Эту специфику также называют гендерной сегрегацией и на нее приходится 17% от всего разрыва в оплате труда в России. 

Почти на 40% эта разница связана с семейным положением и неоплачиваемым домашним трудом, которым в основном заняты женщины. В России женщины тратят на работу по дому и заботу о близких в среднем 4 часа 20 минут — в 2,3 раза больше, чем мужчины.

женщина и кризис
График предоставлен проектом «Если быть точным»

«Женщины вовлечены в неоплачиваемый труд, а также на них влияют стереотипы, поэтому у них меньше возможностей для заработка. Логика такая: если она много работает дома, то ей некогда заниматься своей карьерой и зарплатой», — комментирует экономист и эксперт по гендерным вопросам Зоя Хоткина.

Из-за война разрыв в зарплатах уменьшится

В ковидный кризис чаще теряли работу женщины. Это подтверждается глобальными наблюдениями: например, по оценкам МОТ, в 2021 году работающих женщин было на 13 миллионов меньше, чем в допандемийном 2019 году, в то время как занятость мужчин восстановилась до уровня 2019 года. Среди особо пострадавших отраслей — высоко феминизированная сфера услуг, которая восстанавливалась медленнее, чем, например, строительство, где больше занято мужчин. 

Если в ковидном кризисе в большей мере пострадали женщины, то сейчас санкции сильнее всего, по крайней мере пока, ударили по производственным отраслям, где заняты преимущественно мужчины, заработная плата которых по официальным данным Росстата выше, говорит Хоткина. В частности, речь идет о металлургии, добыче газа и нефти, автомобильной и авиационная отраслях, а также логистике. 

женщина и кризис

Так как в этих сферах были высокие зарплаты, то гендерный разрыв в оплате труда будет сокращаться, считает Хоткина. На сокращение гендерного разрыва повлияет и безработица: обычно, когда люди меняют работу по собственному желанию, они уходят на более высокооплачиваемые места. В кризис же лишение работы недобровольное, поэтому люди вынуждены соглашаться на менее выгодные условия, чем те, которые у них были на предыдущих местах работы. То есть, например, если сейчас мужчина потеряет прежнее место работы и найдет новое с меньшей зарплатой, он это сделает не из-за роста карьеры, а из-за нужды, чтобы не быть безработным. Когда мужчины соглашаются на менее выгодные условия, чем на предыдущем месте работы, они получают меньше денег, соответственно, гендерный разрыв снижается.

«Например, было много иностранных фирм, где топ-менеджеры получали очень хорошие деньги. Фирмы закрылись, число высокооплачиваемого персонала сократилось — следовательно разрыв в зарплатах будет сокращаться», — продолжает она. 

Одновременно есть факторы, которые будут провоцировать увеличение гендерного разрыва: обусловленные санкциями импортозамещение и восстановление индустриальных отраслей потребуют много «мужских» рук и создадут много «мужских» рабочих мест.

В каких сферах большой гендерный разрыв

Бюджетная сфера, в которой, по подсчетам Росстата, заняты преимущественно женщины, считается стабильной. Однако в ней женщин могут не увольнять, а сокращать им часы работы, тем самым урезая зарплату, говорит социолог Софья Ребрей.

Гендерный разрыв в бюджетной сфере возникает за счет того, что начальниками работают во всех отраслях чаще мужчины, хотя сама сфера и преимущественно «женская» (и низкооплачиваемая). «Директора школ, главные врачи — преимущественно мужчины, а учителя и врачи – женщины. Стеклянный потолок, а он там бронированный», — объясняет Хоткина. 

Кризис может затронуть и сферу обслуживания: многие бренды ушли с российского рынка, а в них работали также преимущественно женщины. Так, доля женщин в сфере торговли — 62%. При этом разрыв в оплате труда в этой сфере традиционно высок: «Есть помесячная зарплата, а есть почасовая, и в сфере обслуживания разрыв очевиден, — говорит Хоткина, — женщина-продавец зарабатывает в среднем 177 рублей в час, а мужчина — 229 рублей, то есть профессия одна и та же, работа одинаковая, а зарплаты разные. С другой стороны, мужчины в основном работали там, где продавали электронику. Они продавали более дорогие товары, поэтому у них зарплата была выше. А женщины продавали преимущественно одежду, а чем ниже стоимость товара, тем ниже зарплаты». 

женщина и кризис

Одной из самых уязвимых отраслей для женщин экономист считает сферу IT, в которой во всем мире заняты около 30% женщин. При этом, отмечает Хоткина, женщины в IT представлены в основном в отрасли анализа данных, а не в более денежных программировании и разработке искусственного интеллекта, что еще сильнее усиливает гендерный разрыв. «Тут виной стереотипы, есть данные исследований, что мальчиков родители чаще поведут в кружок технический, а девочку — на танцы или рисование. В результате мужчины пойдут в программисты и будут иметь высокие зарплаты, а женщины — в низкоплачваемую сферу обслуживания», — описывает экономист.

При этом, как отмечает социолог Софья Ребрей, все сокращения во всех сферах начинаются обычно с женщин. Работодатели и общество рассматривают их как вторичных работников и вторичных добытчиков в семью. «Считается, что это не так сильно ударит по домохозяйству, как сокращение мужчины», — поясняет Ребрей.

Женщины чаще, чем мужчины, оказываются без работы из-за увольнения или сокращения: в 2021 году это было причиной безработицы для 17,1% женщин и 15,8% мужчин. Доля женщин, которые стали безработными из-за увольнения или сокращения, была чуть выше доли мужчин во все кризисные годы: 20% женщин против 18,4% мужчин в 2008, 17,2% против 17% в 2014, 20,1% против 19,5% в 2020. 

Не стоит забывать и о экономических последствиях того, что тысячи семей остались без мужчин из-за войны в Украине (“Медиазоне” совместно с “Би-би-си” по открытым источникам удалось установить гибель не менее 9 тысяч российских военных, -- «Черта»). Женщинам погибших военнослужащих придется самостоятельно заниматься и бытовыми обязанностями, связанными с детьми, и работой для обеспечения семьи. Жены погибших часто остаются одни с маленькими, дошкольного возраста детьми, а иногда и с грудными младенцами.

Свою лепту внесла и мобилизация мужчин на фронт. Обещанные единоразовые выплаты от 100 до 300 тысяч рублей приходят не всем. Жена мобилизованного москвича Любовь рассказала “Черте”, что с 4 октября, когда ее муж отправился в военкомат по повестке, она получила только 50 тысяч рублей, при этом закупив ему амуниции на 120 тысяч — государство не выдало солдату разгрузочный жилет, разгрузочный пояс, оружейный ремень, тактические перчатки, наколенники и подлокотники, рацию, топор, лопатку, монокуляр, противоосколочные очки, балаклаву, маскирующий костюм, два комплекта термобелья, пенку, спальник и фонарик.

«Я архитектор, сижу в официальном декретном отпуске, мне платит моя компания, — говорит Любовь. — Но это всего лишь семь тысяч в месяц, потому что до беременности я работала неофициально, у меня была серая зарплата, поэтому мне выплачивают минималку.  До мобилизации муж получал 80 тысяч, я получала семь тысяч пособие и 15 тысяч”. Сейчас девушка лишь «надеется, что ситуация [с выплатами] изменится».

Кризис не при чем

Но есть факторы, которые действуют постоянно и не связаны с макроэкономикой и другими внешними причинами — это семья и дети, домашние дела, стереотипы — на них кризис не влияет. Об этом говорит доклад Международной организации труда (МОТ), где исследователи пришли к выводу: если бы женщинам в России и некоторых других странах платили заработную плату в соответствии с уровнем их человеческого капитала (образование, здоровье, опыт, навыки), то она должна была бы быть на 10% больше. 

«В России разрыв в зарплате на уровне около 30% заморозился и никуда не движется, — объясняет Хоткина, — это тоже говорит о том, что на дворе то безработица, то кризис, а разрыв все время остается более или менее стабильным». В международном исследовании по поводу первой работы, т.е. вступления в рынок труда, было выявлено, что, в отличие от многих других стран, женщины в России чаще получают высшее образование, и это дает им преимущество при приеме на первую работу: на первом рабочем месте молодые россиянки становятся руководителями в 1,4 раза чаще мужчин.

Таким образом, говорит экономист, тот факт, что разница в зарплатах женщин и мужчин застыла на уровне около 30 процентов и много лет никуда не движется, говорит о том, что больше на положение женщин влияет не кризис, постоянно действующие факторы, связанные с неоплачиваемым домашним трудом, семейным положением и  стереотипами: «То, что девушки при первом выходе на рынок труда имеют преимущество, говорит о том же самом — они выходят на работу, получают зарплату в соответствии со своим образованием, а потом их жизнь обламывает». 

При этом в кризис страдают и традиционные женские сферы. Москвичка Дарья работает мастером по маникюру в почти исключительно женской бьюти-сфере. Ее упадок, говорит Дарья, начался еще в 2020 году — уже к маю из-за карантина она лишилась половины клиентов. В 2021 году, по ее словам, сфера возобновила рост, но уже в 2022 году снова «оказалась в дерьме»: выросли цены на расходники, но цены на услуги в салонах красоты остались прежними — маникюр с гель-лаком стоит прежние 1200-2000 рублей. 

«Работать становится очень сложно, — жалуется Дарья. — Слава богу, я нахожусь в среднем бьюти-сегменте, потому что эконом рухнул вообще: люди и так не очень богатые, и они первым делом сокращают бьюти-процедуры, они больше не ходят на маникюр». Поработав в таком режиме последние два года и увидев, что ситуация накаляется, в начале сентября 2022 году Дарья пошла работать в государственное учреждение по ее образованию педагога.

Мужская и женская безработица в период кризиса

Хотя в целом уровень безработицы среди женщин чуть ниже, чем среди мужчин, с февраля 2022 уровень женской безработицы начал расти, а мужской — снижаться. Так, если в феврале среди безработных женщин было 2,4%, то к июню их количество возросло до 2,5%. С мужской безработицей ситуация противоположная —  в феврале безработными были 3,2% мужчин, а к июню их количество сократилось до 2,8%. 

Горшкова говорит, что женщины легче, чем мужчины, адаптируются к экономическим кризисам: в особо тяжелые времена готовность женщин браться за любую работу свидетельствует об их более высокой способности к адаптации. Например, в США во время пандемии смертность в штатах, где губернаторами были женщины, была ниже. В исследовании American Psychological Association ученые объясняют это тем, что женщины-руководители более доходчиво объясняли важность принимаемых мер, а следовательно, их указы чаще выполняли. Также опросы SuperJob.ru в кризисный 2009 год показали, что 63% женщин готовы сменить профессию в условиях экономического кризиса (против 60% мужчин).

В случае внезапного увольнения или сокращение найти новую работу женщинам тоже может быть сложнее. Хотя в процессе найма, по данным hh.ru, дискриминации нет (при прочих равных характеристиках женщины получают даже чуть больше приглашений и меньше отказов от работодателей, чем мужчины), женщины сильнее ограничены в выборе. Они реже готовы к переезду: позицию «готовы к переезду» отмечают 26% мужчин и 16% женщин. Женщины также больше привязаны к дому: 17% соискательниц на hh.ru из Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга отмечают, что хотели бы тратить на дорогу до работы менее часа, среди мужчин таких только 8,5%. Вероятно, это объясняется тем, что утром у женщин много хлопот по подготовке детей и близких к рабочему дню, а вечером нужно быстро добираться до дома — женщины в России тратят на работу по дому и заботу о близких почти в три раза больше времени, чем мужчины.

Более того, четверть всех семей в России — это матери-одиночки с детьми (по данным переписи 2010 года, доля отцов-одиночек составляла 3,2%). В 2017 году детский омбудсмен Анна Кузнецова называла такие цифры: из 17 миллионов семей с детьми более 5 миллионов — матери-одиночки, отцы с детьми — 648 тысяч. 

Добиваться помощи от отца ребенка женщинам часто приходится через суд, однако и это удается сделать далеко не всегда. Согласно статистике Федеральной службы судебных приставов, в среднем приставам удается взыскать только 17% всех долгов по алиментам. Кризис повлиял и на эту сферу — за первое полугодие 2022 года судебные приставы завели рекордное количество дел о взыскании алиментов в сравнении с тем же периодом за последние семь лет. Средняя сумма взыскания по данным на август 2022 — 39900 рублей.

Разрыв в домашних обязанностях

Если о гендерном разрыве в зарплатах (около 30%) знают многие, то о разрыве во времени, которое женщины и мужчины тратят на домашние дела и уход за близкими, практически не говорят. При этом этот временной разрыв не 30, а почти 300 процентов — то есть женщины тратят на домашнюю работу в три раза больше времени, чем их мужья или партнеры.

Зоя Хоткина приводит данные выборочных исследований Росстата о бюджетах времени домохозяйств. По этим данным было рассчитано, что россиянки около часа ежедневно тратят на уход за своим мужем. На детей меньше — 53 минуты.

«Это прямая разница, — объясняет Хоткина, — женщина в три раза меньше имеет возможностей зарабатывать хорошие деньги и делать карьеру. Кризис тут не при чем, кризис у нас в головах. Поэтому меня поразили данные опроса ВЦИОМ об удовлетворенности распределением семейных обязанностей — только 5 процентов женщин им недовольны».

Получается замкнутый круг: чем больше женщина работает дома, тем меньше у нее времени на профессиональный рост и карьеру, и этим она подтверждает стереотип, что она работник «второго сорта», поэтому ей можно меньше платить.

Вследствие прямой или косвенной гендерной дискриминации семьям приходится принимать прагматические решения и пренебрегать карьерой женщины, говорит Ирина Горшкова. Это показывают исследования из сборника Росстата «Труд и занятость в России. 2021»: например, в 2020 году (пандемия) виден рост безработных среди женщин с несовершеннолетним детьми (4.3% в 2019 и 5,9% в 2020), особо у женщин с дошкольниками.

 Более того, домашний недоплачиваемый труд снижает возможности жен участвовать и сохраняться на рынке труда. Об этом говорят данные из того же сборника Росстата о том, женщины в браке заметно реже, чем мужчины в браке входят в число занятых, а у разведенных — наоборот.

«Вовлечение мужей в домашний труд проходит слишком медленно и недостаточно, — считает Горшкова, — обремененные семейными обязанностями женщины часто вынуждены идти на неполную занятость, в неформальный сектор, ищут гибкие графики. Это часто неустойчивые формы занятости с повышенным риском потерять работу/доходы, доступ к социальным гарантиям, защите своих трудовых прав — особенно в кризисные периоды».

Слова Горшковой подтверждает Анна (имя изменено), работающая в крупнейшей китайской IT-компании на позиции дизайнера. Она несколько лет проработала на аутстафе, однако после введения санкций компания начала сокращать штат, и под ударом в первую очередь оказались внештатные сотрудники. Анну уволят в ноябре без выплат компенсаций, она будет искать новую работу и первое время жить на средства будущего мужа.

В похожей ситуации оказалась Лидия, работающая в сфере авиации: «Из-за санкций не хватало запчастей, но массовые увольнения начались, когда заказчик ушел в другую фирму. Дошла информация, что уволят 4 человека (по 2 с разных должностей). Я была уверена, что меня оставят, поскольку я могу заменять 3 должности из 4. Но в итоге сказали, что отбирали не по личному отношению и не по профессионализму, а по семейному положению и наличию детей». Лидию уволили «по обоюдному согласию» с выплатой двойной зарплаты. При этом она снимает квартиру, а у ее партнера кредит, который влияет на общий доход. По ее подсчетам, ей придется жить на 13 000 рублей в Москве, пока она не найдет новую работу.

Можно ли избежать разрыва?

Зоя Хоткина говорит однозначно — нельзя. При этом нужно стремиться, чтобы он не был таким большим: «Нужно, чтобы все родители — и мужчины, и женщины — были работники с семейными обязанностями, чтобы работодатель не смотрел волком на женщин. А то сейчас есть даже термин «штраф за материнство» это когда зарплата у женщин с детьми, ниже не только мужской, но также ниже, чем у бездетных женщин». 

Ирина Горшкова говорит, что для сокращения разрыва нужны следующие меры:

  • Инвестиции в социальную сферу, «экономику ухода и заботы», поскольку сектора здравоохранения, образования, социальных услуг являются важными генераторами рабочих мест, особенно для женщин.
  • Политика декретных отпусков и отпусков по уходу, вовлекающая мужчин, а также гибкий график работы могут способствовать более равномерному разделению домашних обязанностей между женщинами и мужчинами.
  • Обеспечение всеобщего доступа к всеобъемлющей, адекватной и устойчивой социальной защите.
  • Поощрение равной оплаты за труд равной ценности.
  • Искоренение насилия и харассмента в сфере труда. 
  • Содействие участию женщин в органах принятия решений, социальном диалоге и институтах социальных партнеров.