Рассылка Черты
«Черта» — медиа про насилие и неравенство в России. Рассказываем интересные, важные, глубокие, драматичные и вдохновляющие истории. Изучаем важные проблемы, которые могут коснуться каждого.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Настучавший, видимо, внимательно слушал президента». Как в России возрождаются доносы

донос, доносчик, стучать, стукачество, доносы в россии, доносы на учителей,
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

После начала войны в Украине в России приняли законы о распространении «фейков» про российскую армию и органы власти. Административные и уголовные дела по этим статьям по всей стране возбуждают за любые антивоенные высказывания и акции. При этом новые законы стали еще и удобным инструментом для доносов. «Черта» рассказывает, как соседи, коллеги и даже незнакомцы стали стучать на посты и вывешенные в поддержку Украины флаги, а прокремлевские партии и телеграм-каналы пытаются при помощи доносов бороться с «врагами народа». 

«Дети относятся к методичкам, как раньше относились к пионерским линейкам» 

Одной из первых пострадавших от доноса за антивоенные высказывания была учительница Ирина Ген из Пензы. Она преподавала английский язык в училище олимпийского резерва. Одна из учениц пожаловалась, что не сможет поехать на международные соревнования после того, как российских спортсменов отстранили от них. Ген ответила, что «пока Россия не начнет себя вести цивилизованным образом, это будет продолжаться вечно» и рассказала ученикам о бомбежках украинских городов. Кто-то из учеников рассказал об этом родителям, которые и донесли на педагога. 

В пензенское училище олимпийского резерва, где работала Ген, 23 марта приехал сотрудник ФСБ и заявил учительнице, что она имела «неосторожность разговаривать с детьми на, скажем так, не совсем разрешенные в нашем обществе темы» и «допустила большую оплошность, сообщив детям о бомбежке дома в Мариуполе». Сразу после этого Ген написала заявление на увольнение. Сама учительница рассказывала «Радио Свобода» (объявлено в России иностранным агентом), что ей «в голову не могло прийти, что можно на преподавателя, да на кого угодно вообще, донести». Теперь Ген грозит штраф до пяти миллионов рублей или лишение свободы на срок до 10 лет по статье о «фейках».   

За полтора месяца с начала войны таких историй стало больше: учителя одними из первых столкнулись с доносами. Помимо Ирины Ген пострадала учительница английского языка из Сахалина Марина Дуброва. На перемене ученики спросили ее, как она относится к войне в Украине. Она ответила, что  считает войну ошибкой. Ученики сняли ответ учительницы на видео, а через некоторое время кто-то из родителей передал запись в полицию. В итоге Дуброва получила штраф за «дискредитацию вооруженных сил РФ». Сама учительница была «в ужасе от агрессии, которую проявляют дети при обсуждении украинских событий, а также от методичек о «спецоперации», которые спустили в школы». 

Еще одно увольнение было в Астрахани, где один из учеников донес в полицию на учительницу математики Елену Байбекову. На преподавателей в ВУЗах тоже стали стучать. Сотрудница Амурского государственного университета Евгения Пайгина назвала неадекватными людей, которые клеят на свои машины буквы Z и V, и сказала студентам, что российская армия бомбит мирных жителей Украины. На преподавательницу пожаловалась мама одной из студенток.

Еще один конфликт из-за буквы Z случился в Бурятии. 23 марта в поселке Онохой прошел флешмоб «Zа наших», а на двери детской спортивной школы появилась буква Z, выложенная георгиевской ленточкой директрисой Инессой Карпуковой. Тренер по стрельбе из лука Валерий Яковлев сорвал символ поддержки войны. «Я считаю, что дети вне политики. Они тренируются. Все остальное им — до лампочки», — объяснил он свои действия. Ситуация повторялась несколько дней, пока директор не вызвала Яковлева «на ковер». Тренер  вспылил и в ходе беседы с коллегами выразил несогласие с действиями начальницы: «Про то, какое право имеет директор вешать этот знак, не спросив остальных. Про то, что все как бараны — идут, куда скажут. Про то, что я — против войны. Я же не знал, что все это идет на диктофон», — рассказал он журналистам.

 

Его слова записала на диктофон находившаяся рядом вахтер и передала запись директрисе. Та вызвала полицию, тренера задержали и доставили в отдел полиции, где допрашивали около четырех часов. По словам Яковлева, силовики интересовались его национальностью и спрашивали, не «бандеровец» ли он. В итоге суд трижды оштрафовал тренера спортивной школы за «дискредитацию российской армии». 

Несмотря на все подобные случаи, сопредседатель независимого профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий считает, что сейчас нет эпидемии доносительства. «Уже много лет некоторое количество детей в той или иной форме доносит на учителей: записывает их высказывания на уроках, например. А сейчас донести на учителя за его антивоенные высказывания особенно просто», — добавляет он. 

При этом учителя сейчас действительно уязвимы: разбираться в ситуации, по словам Луховицкого, многие директора не решаются — боятся. Но вряд ли многие из них будут настаивать на жесткой расправе с учителями, предполагает Луховицкий. «Конец года, учителей и так не хватает. Да и школе не нужна никакая публичность. Умный директор постарается решить все тихо и мирно. И коллеги-учителя тоже не жаждут крови, нет патриотического подъема — даже такого, как в 2014 году», — убежден Луховицкий. Он считает, что патриотические методички, разосланные по школам, вряд ли кардинально повлияют на возрождение массовых доносов: «Большинство детей к ним относятся так же, как 40 лет назад дети относились к пионерским линейкам».  

Хранитель архива инакомыслия в Международном Мемориале (признан в России иностранным агентом и ликвидирован по решению Верховного суда) Алексей Макаров говорит, что среди родителей, учеников и учителей есть люди разных мнений и, скорее всего, стукачество станет просто еще одним способом избавиться от конфликтного учителя.

«Верят, что позиция у человека может существовать только за деньги» 

Доносить стали не только ученики, но и бдительные прохожие. Никита Гирин был корреспондентом «Новой газеты», но чуть больше года назад уехал в село Ижевское Рязанской области работать краеведом. 18 марта Гирин поместил на доске объявлений в сельской библиотеке фотографии разбомбленного Мариуполя и сопроводил их пацифистским подписями. Он рассказал «Черте», что надеялся на сочувствие односельчан, потому что с 1820-х по 1930-е годы предки многих из них ездили в Мариуполь на заработки — эти данные он нашел в архивах. Однако кто-то из соседей почти сразу «настучал» на молодого человека в полицию. Гирин предполагает, что это был один из первых увидевших фотографии посетителей. В тот же день из райцентра в село за Гириным приехали полицейские. «Накануне президент выступал с речью о национал-предателях, от которых Россия должна самоочиститься. Настучавший, видимо, внимательно слушал», — шутит Гирин.

Сейчас решается вопрос о возбуждении против журналиста уголовного дела «о распространении фейков». У Гирина изъяли личный телефон, а из сельской библиотеки забрали компьютер и принтер. Также у него взяли отпечатки пальцев и образец слюны. Позвонить в полицию и настучать, по словам Гирина, мог кто угодно, так как личных врагов в селе у него нет: «У меня за год-полтора, что я тут, сложилась репутация вежливого мальчика, который ухаживает за бабушкой, занимается краеведением и культурным наследием, реставрирует церковь, районная газета про это пишет, а тут такое».

донос, доносчик, стучать, стукачество, доносы в россии, доносы на учителей,

Пишут доносы не только на только краеведов, но и на художников. В Петрозаводске полицейские по доносу пришли домой к руководительнице художественной студии Ирине Быстровой. Она писала на своей странице во «ВКонтакте» антивоенные посты. Теперь художница по решению суда не может покидать город, участвовать в публичных мероприятиях, пользоваться средствами связи и интернетом. 

У Марата Грачева в Москве есть маленький сервис по ремонту ноутбуков и смартфонов. С начала марта на экране в сервисе демонстрировался баннер петиции «НЕТ ВОЙНЕ», собравшей более миллиона подписей. По словам адвоката Грачева Алана Качмазова, кто-то из проходивших мимо сервиса пожаловался в полицию, и Грачева вместе с сотрудниками задержали и доставили в ОВД. После суд оштрафовал его на 100 тысяч рублей как должностное лицо — тоже за «фейки». 

Алексей Макаров из Мемориала отмечает, что несмотря то что сегодняшние доносы принято сравнивать с доносами времен сталинских репрессий, доносы нынешней эпохи сильно отличаются: тогда были реальные аресты за «недоносительство», в т. ч. на членов семьи, поясняет Макаров. Люди считали, что если «ты не донесешь, то донесут на тебя».  

Сейчас же давление сверху совершенно необязательно — у многих людей совершенно разная картина мира из-за разных информационных пузырей и, с одной стороны, люди могут искренне верить, что надо бороться с «пятой колонной», что она существует, с другой стороны, возможно, это внутренний механизм самозащиты, говорит историк. «Человек не хочет видеть рядом того, кто разрушает его информационную картину мира, а значит, показывает, что ты был дураком». Кроме того, по словам Макарова, зло, которое открывается после выхода из отрицания, настолько огромно, что некоторые люди предпочитают доносить на тех, кто может рассказать правду. 

Очень многие, как считает Макаров, по-прежнему уверены, что собственная позиция у человека может существовать «только за деньги»

Донести на «правозащитника убогой либеральной «интеллигенции» 

Помимо единичных случаев, уже создаются целые «системы» стукачества, например, к доносительству призывают анонимные телеграм-каналы. В одном из них 8 апреля был опубликован пост, призывающий «дорогих подписчиков не оставаться в стороне, а рассказать СК России» об адвокате Дмитрии Захватове и его антивоенной позиции, потому что «такому человеку не место в Московской адвокатуре». Авторы призвали донести на «Вечного адвоката и правозащитника убогой столичной либеральной «интеллигенции» и опубликовали личный контакт Захватова. Дмитрий Захватов защищал Аллу Гутникову по делу DOXA и помогает тем, кто подвергается политическим преследованиям или был задержан на антивоенных акциях.

Сам Захватов рассказал «Черте», что после публикации он стал получать сообщения с угрозами, автор одного из них сообщил, что уже «написал заявление в Следственный комитет».  

О призыве доносить на коллег-адвокатов также рассказала юрист Мари Давтян. По ее словам, в одном адвокатском телеграм-канале призывают собирать «список адвокатов-отступников, публично выступивших против специальной военной операции». При этом авторы отметили, что ждут «искренних писем, которые некоторые либеральствующие подлецы зазря именуют доносами».   

21 марта партия «Справедливая Россия» запустила проект #СпросимБастрыкина. «Это не про чистки, это про любовь к стране», — говорится на сайте проекта. Его цель, согласно описанию, «настроить кадровую политику государства на патриотическую волну» и «освободить» государственные должности для тех, «кто хочет ставить цели Родины выше личных интересов» — то есть отреагировать на обращения в #СпросимБастрыкина увольнениями тех, кто не настроен на «патриотическую волну». 

Еще один пример — Казань, где по домовым чатам расходится ссылка на Гугл-форму, куда призывают вписывать ссылки на сайты или аккаунты в соцсетях, которые «распространяют ложь, ненависть и оскорбление к России, призывы участвовать в несанкционированных митингах». Все данные обещают передать в правоохранительные органы. 

В нынешних условиях, по словам Алексея Макарова, доносительство еще не стало массовым явлением, в том числе потому что зачастую это все же инициатива «прокремлевских активистов, а не «чистый, искренний» донос снизу». А вот «искренний» донос — считает историк — может происходить из желания защитить свою институцию такой «небольшой» ценой, бегом «впереди паровоза», когда люди не понимают, что эта защита иллюзорна.