Рассылка Черты
«Черта» — медиа про насилие и неравенство в России. Рассказываем интересные, важные, глубокие, драматичные и вдохновляющие истории. Изучаем важные проблемы, которые могут коснуться каждого.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Влечение или преступление: кто такие педофилы и как они живут

педофилы, педофилия, насилие над детьми, лечение педофилии, болезнь, психическое расстройство, химическая кастрация
Читайте нас в Телеграме
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

28 января президент России Владимир Путин подписал закон об ужесточении наказания для педофилов-насильников. Теперь пожизненное грозит за повторное совершение насильственных действий сексуального характера над несовершеннолетними. Также оно грозит, если насильник совершил преступление над минимум двумя детьми или если оно сопряжено с другим тяжким или особо тяжким преступлением. Законопроект внесли в Госдуму в сентябре 2021 года после того, как в Кемеровской области ранее судимый за сексуализированные преступления Виктор Пестерников изнасиловал и убил двух 10-летних девочек. Насилие над детьми — едва ли не самое страшное преступление для общества. Такие трагедии всегда вызывают резонанс и призывы к самым жестоким наказаниям для насильников. Но насколько это реально поможет предотвратить преступление? Почему не все педофилы совершают преступления, откуда берется влечение к детям и как живут люди с педофилией — читайте в разборе «Черты​​». 

По умолчанию педофилией в обществе называют сексуализированное насилие над детьми. Это не так. Педофилия форма парафилии, то есть психического расстройства с устойчивым сексуальным возбуждением к детям. Это сексуальные фантазии, действия и поведение в отношении детей.

Само по себе сексуальное влечение или фантазия не криминал. Преступление — конкретное действие, насилие. Люди с педофилическим расстройством могут стать преступниками, но статистика показывает, что сексуализированное насилие над детьми в четырех случаях из пяти происходит дома.

Диагностировать педофилию можно, только если человек считает свое влечение неправильным и обращается к специалисту или когда он совершил насилие над ребенком, объясняет руководитель лаборатории судебной сексологии центра Сербского, психиатр, сексолог с 40-летним стажем Георгий Введенский. У педофилии нет внешних признаков, как у некоторых психических заболеваний.

«Точные причины возникновения этой болезни до сих пор неизвестны, но медицина знает ряд факторов, повышающих риск развития педофилии. Это психический инфантилизм, незрелость психики, которые проявляются в том, что человек предпочитает общество детей, поскольку со взрослыми ему неинтересно, а с ровесниками он боится устанавливать нормативные сексуальные отношения. С детьми у него переплетается секс и игровая деятельность, происходит задержка психического и сексуального развития», — рассказывает Введенский. 

Насколько это психическое расстройство распространено, точно сказать невозможно, есть только приблизительные значения: от 1 до 5% от общей популяции. Соотношение гетеросексуальных и гомосексуальных педофилов составляет 1,4:1. Среди женщин тоже распространены сексуальные расстройства, но научных доказательств существования женской педофилии пока нет. Случаи и уголовные дела над женщинами, которые занимались сексом с несовершеннолетними, есть, но эксперты не фиксировали у подсудимых именно педофилическое расстройство.

Неготовность признать существование людей, которые сдерживают себя, борются со своими желаниями, мешает им обращаться за психологической помощью и способствует новым преступлениям над детьми. «Постоянное напряжение из-за того, что человек сдерживает и скрывает свои влечения и переживания, заставляет его изолироваться от общества. Что однажды может стать позывом к преступлению, — объясняет Введенский. — Надо обязательно просвещать общество, что педофилия — это болезнь, а не распущенность или моральная деградация».

«Я не могу заявить, что я педофил, как и не могу этого отрицать»

«Мне 19, и с подросткового возраста у меня были неуместные чувства и мысли к детям, пишет на английском языке пользователь под ником Confidante21 на международном анонимном форуме Virtuous Pedophiles. Я никогда не следовал этим побуждениям, но жить с собой становится все труднее. В последнее время я задаю себе вопросы: “Попаду ли в ад из-за этих чувств?”, Я никогда не должен иметь детей?”, “Должен ли я держать это в секрете от моей девушки до конца своих дней?”. Я живу в постоянном стыде и чувстве беспомощности. Я чувствую себя таким одиноким в этом, я рад, что нашел этот форум».

«Когда я был моложе, я подвергался сексуализированному насилию со стороны старших соседских детей. Я считаю, что это сыграло роль в том, почему я стал педофилом… Так или иначе я прошел терапию, и уже прошло три года, как моя зависимость исчезла. Я счастлив, что мое влечение снова в моем возрастном диапазоне и все идет в позитивном направлении», — делится своей историей еще один пользователь.

Иллюстрации: Ксения Горшкова/«Черта»

На форуме люди с педофилическим расстройством со всего мира обсуждают свои проблемы: психические расстройства, опыт сексуализированного насилия в детстве, химическую кастрацию, суицидальные наклонности и борьбу с депрессией. 

У сайта есть несколько строгих правил — запрещено рассказывать о своих преступлениях и размещать эротические описания. Сейчас там зарегистрировано 7 115 человек. Помимо свободных обсуждений, на форуме есть опросы, ссылки на исследования о педофилии, разделы, где можно найти профильные клинику или психотерапевта (такого списка для России на сайте нет). Практически под каждым постом с высказыванием можно найти поддержку, советы, призывы принять свою проблему: «Ты не идеален. Ты человек», «Мы не можем изменить желания, но мы можем никогда не действовать в соответствии с ними. Это нелегко, но ни у кого из нас нет особого выбора». 

Полгода назад на форуме зарегистрировался Сергей (имя изменено по просьбе героя). В 12 лет он впервые увидел детскую порнографию случайно в интернете и после этого до 20 лет смотрел ее параллельно с обычной. Сам мужчина в разговоре с корреспондентом «Черты» утверждает, что в обычной жизни на детей никогда внимания не обращал и отдельных фантазий с ними не возникало.

Он вспоминает, что его моральное состояние начало сильно ухудшаться после посещения психиатрической больницы для медкомиссии в военкомате: «Стали появляться ужасные образы, это был страх вреда родным, друзьям. Очень много времени провел на форумах, выясняя что это. Пришел к выводу, что обсессивно-компульсивное расстройство. Потом из-за навязчивых мыслей вспомнил, чем занимался в прошлом — все непристойные материалы с детьми. Стало крайне стыдно, винил себя, загнал в сильную депрессию». Сергей говорит, что сейчас он избегает детей на улицах и даже на фотографиях из-за страха симпатии или возбуждения.

Анонимный сайт для людей с педофилическим расстройством он нашел, когда искал информацию про ментальные расстройства, там он решил попросить совета и помощи. Сейчас Сергей, по его словам, пьет антидепрессанты, не смотрит эротические материалы с несовершеннолетними, а его сексуальные фантазии связаны с людьми его возраста или старше. Он до сих не уверен, есть ли у него психическое расстройство: «Я не могу заявить, что я педофил, ровно как и не могу этого отрицать. Я просто стараюсь пропускать все мысли, не обращая на них внимания». 

«Я бы с радостью хотел обратиться к специалисту, но на частного у меня пока нет денег, а идти в госучреждения не считаю хорошей идеей», — рассказывает мужчина. Он считает, что с его жалобами не стоит обращаться к государственным специалистам из-за отсутствия гарантии конфиденциальности. Мужчина утверждает, что, если когда-нибудь его педофилия подтвердится, он не станет потакать своим фантазиям. 

Создание доверительной и качественной помощи помогло бы государству не только оказать помощь людям, но и предотвратить преступления, о чем говорит мировой опыт.

Лечение и радикальные меры

Международная практика доказывает, что педофилическое расстройство можно вылечить или как минимум купировать с помощью долгосрочной психотерапии и лекарственных препаратов, которые изменяют сексуальное влечение и снижают уровень тестостерона. 

«Психотерапия — это основной вид лечения, но не единственный. Кроме этого применяются еще антиандрогены, психоневрологическое лечение, лечение нейролептиками и антидепрессантами, химическая кастрация. Все это используется в зависимости от состояния пациента, каждый вид лечения имеет свои показания и противопоказания», объясняет психиатр Введенский. Он работает с людьми с педофилическим расстройством уже не одно десятилетие, некоторых он наблюдает более 20 лет. По его словам, у них все благополучно, они заводят семьи, детей, никаких срывов не случается. «Лечение в большинстве случаев эффективно, есть данные, которые говорят, что терапия с педофилами снижает риск рецидивов в 2,5 раза», — продолжает врач.

Люди с педофилией — крайне тяжелые в лечении, и полностью сделать так, чтобы их совсем перестали привлекать дети, невозможно. Можно научить их контролировать свои интересы и сексуальные позывы. Это все что может терапия сегодня, добавляет клинический психолог Светлана Маркова. Сейчас она работает в США, выступает с экспертизой в судах, занимается психотерапией с пережившими сексуализированное насилие взрослыми и детьми, а также с теми, кто такое насилие совершает. 

Фред Берлин, основатель клиники сексуальных расстройств в Университете Джона Хопкинса, изучает педофилию более сорока лет и рассматривает ее как проблему общественного здравоохранения. Ему удалось добиться успеха в лечении людей с этим расстройством с помощью методов, схожих с лечением людей с зависимостями: акцент на принятие ответственности за свои действия, выявление триггеров и противодействие пристрастиям, а также развитие сочувствия к потенциальным жертвам и устранение когнитивных искажений, которые могут поддерживать нездоровое поведение. Его пациенты также успешно лечились с помощью препаратов, снижающих уровень тестостерона. 

Есть и еще один способ, гораздо более радикальный химическая кастрация. Это терапия антиандрогенными препаратами (группа гормональных препаратов), которые снижают либидо и сексуальную активность.

Антиандрогены применяются и в таблетках, и в инъекциях. Когда человек самостоятельно приходит к врачу с проблемой, психиатр может предложить ему такой способ лечения, но для этого должен получить информированное согласие о побочных действиях и влиянии препарата на организм. В некоторых случаях химическая кастрация не помогает пациенту или даже противопоказана по здоровью. Амбулаторные пациенты имеют право отказаться от лечения таблетками, говорит психиатр Введенский.

педофилы, педофилия, насилие над детьми, лечение педофилии, болезнь, психическое расстройство, химическая кастрация
Иллюстрации: Ксения Горшкова/«Черта»

В его практике были пациенты, которые отказывались от химической кастрации: «Некоторые из тех, кто согласился на эти препараты, мне говорили: Спасибо доктор, мне так хорошо, теперь меня не мучают эти мысли”. Были и те, кто жаловался, что очень переживал о потере влечения, потому что душа пустая стала”», добавляет он. 

Психолог Светлана Маркова подчеркивает, что химическая кастрация часто неэффективна. «Сексуализированные преступления против детей, если мы говорим о педофилии, совершаются не из-за секса как такового. Сексуальная составляющая в таких случаях не велика. Когда человека возбуждает ребенок, это больше про личностные эмоции и чувства, — разъясняет она. — Лечение сексуального влечения не решает других проблем. Конечно, иногда это помогает, я знаю людей, которым назначили химическую кастрацию, и это оказало нужное воздействие. Но неправильно говорить, что это эффективный метод лечения во всех случаях. Педофилия в голове у человека, а не в другом органе и часто не связана с неуправляемым сексуальным влечением».

На форуме Virtuous Pedophiles под опросом про химическую кастрацию проголосовали 1248 пользователей, 587 из них выбрали вариант, что готовы принять лекарство. Однако в комментариях многие высказывали негативное мнение по поводу этого метода лечения: «Я бы не стал принимать таблетку. Мое влечение к детям одна из немногих вещей, которой я все еще могу распознать себя” на эмоциональном уровне… Это похоже на жизнь в тяжелом режиме. Я могу с этим справиться». 

Громкие и скрытые преступления

Возраст ребенка, при котором секс с ним будет считаться преступлением, зависит от законов, действующих в стране. Каждое государство самостоятельно устанавливает возраст сексуального согласия. В западных странах он варьируется от 14 до 18 лет. В России он равняется 16 годам. Некоторые культуры допускают сексуальную активность, брак и деторождение в гораздо более раннем возрасте. Например, самый низкий возраст согласия в Нигерии, он наступает с 11 лет. 

В России каждый год происходит несколько громких преступлений над детьми дошкольного и младшешкольного возраста, на деле их гораздо больше. Многие из резонансных преступлений схожи: по дороге домой из школы ребенка перехватил насильник, или преступник застал жертву во время дневной прогулки и позвал с собой. Одно из последних произошло в сентябре 2021 года. В Кемеровской области обнаружили тела двух десятилетних девочек. В изнасиловании и убийстве признался 41-летний Виктор Пестерников, который ранее уже был судим за изнасилование несовершеннолетнего. 

Он вышел из тюрьмы в 2019 году и был обязан в течение восьми лет два раза в месяц приходить и отмечаться в ОВД, также ему запрещалось находиться вне дома с 10 вечера до 6 утра. В нашей стране административный надзор после отсидки — единственная мера профилактики повторных преступлений. На практике она едва ли эффективна.

«Наша система наказания считается исправительной системой, и подразумевается, что человек, отсидевший 10 лет в тюрьме, исправляется. На самом деле все понимают, что тюрьма никого не исправляет и делает человека только хуже, — рассказывает адвокат Алексей Тимошатов. — Я не видел ни одного исправившегося после тюрьмы человека. Бывает люди выходят с подавленной психикой и подавленной волей к жизни и только за счет этого становятся безопасными для общества. А в целом, ну как могут детей защитить от педофилов запретом не выходить из дома после 10 вечера. У нас многие преступления по педофилии совершаются, пока дети идут из школы, и временные рамки тут не работают».

Случаи рецидива у тех, кто совершил насилие над детьми, после тюрьмы происходят часто, говорит Тимошатов. В российских колониях осужденные за педофилию не проходят терапевтического лечения. «По моим наблюдениям, люди, которые много лет отсидели в тюрьме, больше не боятся сесть снова. Они привыкают, осваиваются там. Это одна из причин, почему педофилы часто совершают повторные преступления после тюрьмы», — добавляет адвокат.

Есть участковые, которые систематически приходят и контролируют вышедшего из тюрьмы человека. В других отделах большая текучка кадров, участковые часто меняются, полиция не успевает следить за человеком, процесс формализуется, и участковый просто звонит по телефону и таким образом совершает контроль. 

Адвокат Тимошатов считает, что трудно представить законы, которые будут гарантировать стопроцентную безопасность детей. По его мнению, систему можно улучшить такими мерами: сделать ограничение на посещение мест скопления детей, сейчас у нас это совершенно не практикуется. Или вешать на бывших заключенных, сидевших за такие преступления, gps-трекеры.

Преступления против половой неприкосновенности совершают отнюдь не только люди с педофилическим расстройством. Подавляющее большинство (80-90%) сексуализированного насилия над детьми происходит дома, а насильниками становятся старшие братья, отчимы, друзья семьи и даже родные отцы. Большая часть таких преступлений происходит ситуативно, то есть у человека нет конкретного влечения к детям, но он выбирает ребенка как самую доступную, беззащитную и удобную жертву, объясняет Вероника Одинокова, сотрудница региональной общественной организации «Стеллит», которая проводит профилактические социальные проекты.

«Есть исследование, где изучали людей, которые уже находились в местах лишения свободы за эти преступления. Результаты показали, что около 80% осужденных были психически здоровы, у остальных были отклонения, но не педофилическое расстройство», продолжает Одинокова.

Как уменьшить случаи насилия

Прошлогодняя история в Кемеровской области с изнасилованием и убийством двух 10-летних девочек, изнасилование и убийство 5-летней девочки в Костроме в новогодние праздники вызвали общественный резонанс. Власть отреагировала единственным способом, который она всегда использует, — ужесточением мер. Закон об усилении наказания для педофилов-насильников уже подписал президент.

«Проблема не в том, что наказание недостаточно суровое, а в том, что выявляемость очень низкая. Большинство таких преступлений совершаются безнаказанно и никогда не доходят до сведения полиции, комментирует Вероника Одинокова. Люди совершают эти преступления с уверенностью, что последствий не будет, ребенок не расскажет, а если и расскажет, то ему не поверят». Одинокова уверена, что нужна просветительская работа с населением, родителями и специалистами, работающими с детьми. Чем больше информировано население и чем выше осведомленность о сексуализированном насилии, тем вероятнее, что число таких преступлений будет снижаться.

педофилы, педофилия, насилие над детьми, лечение педофилии, болезнь, психическое расстройство, химическая кастрация
Иллюстрации: Ксения Горшкова/«Черта»

Георгий Введенский считает, что долговременная психотерапия осужденных способна снизить процент рецидивов среди насильников. «Законодатель решает, что нужно держать педофилов в тюрьме пожизненно за счет населения, но я считаю, что это даже экономически необоснованно, объясняет психиатр. Если возвращаться к зарубежному опыту, то в западных работах было показано, что процент рецидивов после лечения педофилов в колонии снизился и лечение оказалось более экономичным, чем пожизненное содержание».

В Америке людей с педофилическим расстройством, которые совершили преступления, лечат после выхода из тюрьмы, а в некоторых колониях есть групповая терапия. Многие заключенные в США не хотят общаться с психотерапевтами, кто-то даже после освобождения не готов признать себя педофилом и согласиться, что совершил что-то незаконное. Но после тюрьмы они обязаны ходить на групповую или индивидуальную терапию — это условие освобождения, рассказывает Светлана Маркова.

«Главная задача нашей работы с такими людьми, чтобы они приняли то, что совершили, осознали свои действия. Они должны понять, почему это совершили, что побудило их совершить насилие против ребенка. А дальше мы с ними работаем над тем, что делать, если такое желание появится в будущем опять. Ведь главная цель терапии — обезопасить общество и сократить количество новых преступлений», — объясняет специфику работы психолог. 

В США за людьми, совершившими сексуализированное насилие над детьми, после тюрьмы следят сильнее, чем за убийцами, продолжает Маркова. Офицер может зайти с проверкой к ним в любой момент, их регулярно проверяют на наркотики и алкоголь, раз в полгода они проходят детектор лжи, полностью запрещен контакт с детьми. Также им запрещают иметь социальные сети, а многим и вовсе пользоваться интернетом. И конечно, назначают длительно обязательное лечение. 

Понять, перейдет ли черту человек с педофилией, заранее невозможно. Кто-то будет жить с этим всю жизнь, но никогда не совершит ничего противоправного по отношению к ребенку, а на другого что-то повлияет, он не сможет себя контролировать и совершит насилие. Если государство ставит перед собой задачу предотвратить такие преступления, то ужесточением наказания это не решается. Нужно создавать инструменты, которых в России нет, или улучшать те, что есть.

«Лечить нужно, мою точку зрения доказывают многие исследования, — убеждена клинический психолог Маркова. — Надо помогать людям понять себя и пытаться предотвратить схожие преступления в будущем. Мы не можем быть уверены, что всех сейчас вылечим, но все-таки большинству терапия помогает, мы видим эти результаты».

Проблема в том, что лечение педофилического расстройства в большинстве случаев получают те, кто уже совершил правонарушение. Люди с этим расстройством, не преступившие закон, в редких случаях сами обращаются за психотерапией. Это происходит из-за страха принятия сексуального влечения к детям, из-за общественного отношения к вопросу педофилии, из-за недоверия к психотерапевту или государственной системе. Психиатр Введенский утверждает, что у больного педофилией в России есть возможность обратиться за психологической помощью, однако многих останавливает страх раскрытия своего имени. 

Психиатр считает, что организация анонимной помощи может частично решить эту проблему, но в условиях государственных учреждений это невозможно, только частные клиники могут предложить такую форму помощи: «Врач не имеет право сообщать о предпочтениях пациента, это врачебная тайна. Другое дело, если есть информация о конкретных сексуальных правонарушениях в отношении детей, в этом случае специалист должен сообщить в правоохранительные органы».

Как отмечают эксперты, среди работающих методов — анонимные группы людей с педофилией, которые не совершили преступление. Даже онлайн-форумы и чаты, где люди могут общаться, помогают справляться. Они нужны, чтобы человек не чувствовал себя одиноким во враждебно настроенном к нему обществе. Там он встречает людей с такими же проблемами, с похожими желаниями и мыслями, чувствует, что его поймут, слышит примеры других, как они справляются со своим влечением.

Чтобы предотвратить преступления, нужна их своевременная профилактика и реальная помощь людям, а не только выстроенная карательная система. Реабилитация и лечение для тех, кто совершил преступления и отбывает наказание и после освобождения. Качественный надзор и эффективные ограничительные меры. Только так получится уменьшить насилие и помочь людям с расстройством не перейти черту.