Рассылка Черты
«Черта» — медиа про насилие и неравенство в России. Рассказываем интересные, важные, глубокие, драматичные и вдохновляющие истории. Изучаем важные проблемы, которые могут коснуться каждого.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Токсичное излучение Comedy Club: комики и комикессы — о том, зачем нужен женский стендап

фемстендап, комикесса, комик, феминизм, сексизм
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Современный фемстендап — не только про феминизм и даже не только про женщин, хотя эта культура и сложилась в ответ на гендерное неравенство в комедийном мейнстриме. «Черта» поговорила с представительницами четырех российских стендап-объединений, квир-активистками и комиком о том, почему в России появляются фемстендапы, в чем их особенность и почему их хейтят.

В России интерес к стендапу стал расти с появлением записей и переводов выступлений американских комиков, например, Джорджа Карлина и Луи Си Кея. Между тем в США, откуда в Россию пришел стендап, во время становления этой культуры в 50-х выступали преимущественно мужчины. Женщины, если и выходили на сцену, то не угрожали гендерному порядку того времени, отпуская мизогинные шутки и укрепляя стереотипы.

Исследовательница Арлин Вотруба приводила в пример монолог комикессы Филлис Диллер о ее свекрови, пропитанный фэтфобией: «И самая ужасная вещь в нашем доме — это его мать. Кинг-Конг с сумкой. Как я могу описать ее? Желе с поясом. Когда старая летучая мышь садится, все это начинает трястись не меньше пяти минут».

Но все изменилось в 60-х годах с приходом второй волны феминизма. Комикессы стали не только чаще выходить на сцену, но и смелее шутить. Чего только стоят образы дерзкой телефонистки или бездомной женщины в исполнении Лили Томлин, ломающей типичное представление о женщине как о сексапильной домохозяйке.

Первые заметные шаги в российской комедии сделали резиденты телевизионного шоу Comedy Club, а с 2013 года на телеканале ТНТ выходит «Stand Up», среди постоянных участников которого сейчас лишь одна женщина. На крупнейшей в Москве площадке StandUp Club #1, среди резидентов которой известные комики, включая Сергея Орлова, Идрака Мирзализаде и Владимира Бухарова, постоянно выступает тоже лишь одна девушка.

В одном из выпуском Comedy Club постоянный участник шоу Руслан Белый шутит на тему происхождения мужчин и женщин: «В какой-то вечерок, под капельки дождя, женщина подумала: “Так скучно, я ничего не умею. Не умею метать копье, не умею бегать. Надо что-то придумать. Придет мужик — я с ним поговорю”. И пришел мужик с копьем, и началось: “Ты где был? Почему так долго? Ты вообще обо мне забыл. Когда ты последний раз говорил мне комплименты? Перестал дарить мне камни, живем в какой-то пещере”. Знаете что? Обезьяна первый раз взяла палку в руку, чтобы ударить женщину».

Ответом на гендерный дисбаланс и обилие мизогинных шуток стали фем- или женские стендапы, которые помогают выравнять количество мужчин и женщин в этой индустрии.

«Форма ненасильственного активизма»

В России есть несколько организаций, которые проводят женские стендапы. Все они — манифест о том, чтобы представить не только мужчин. Ни один из таких стендап-проектов не ограничивается феминистской повесткой, но их главная задача — предоставить площадку тем, кому некомфортно выступать в среде хейтспича и неуважения к разным группам людей. Арлин Вотруба называет феминистский юмор формой «ненасильственного активизма, потенциально провоцирующего аудиторию переоценить патриархальную культуру».

Фемстендап, женский стендап, комик, комикессы,
Фемстендап в Москве. Фото предоставлено организаторами.

Фем- или женский стендап не нацелен работать как просветительская площадка, в которой все темы обязательно должны касаться принципов феминизма. Все эти проекты — шанс дать голос тем, кого не устраивает «обычный» стендап.

Сейчас женщин в российском стендапе около 20% – это гораздо больше, чем пару лет назад, считает стендап-комик Денис Чужой. «Мне кажется, девушки менее охотно идут в юмор, потому что комедия предполагает, что на сцене ты выставляешь себя нелепым и странным. Возможно, девушкам и в жизни хватает несправедливого отношения, и они не хотят это продолжать на сцене, — рассуждает комик. — К счастью, токсичное излучение КВН и Comedy Club, где женщинам отводилась роль говорящей груди, ослабевает. В стендапе любят разных людей, с любой внешностью, подачей и взглядом на мир. Поэтому и девушек как будто стало больше».

«Страшная, толстая и тупая»

Самый первый фемстендап появился в России в 2016 году в Москве. Организаторам, сразу стали задавать вопрос: «Почему вы отделяетесь от обычного стендапа?». В интервью «Радио Свобода» соосновательница Российского феминистского объединения «Она» Кира Соловьева пояснила, что на первых вечерах практически все участницы были феминистками. «При этом многие не очень понимали, что такое стендап, и выходили на сцену, чтобы рассказать истории из жизни», — вспоминает девушка.

Сейчас московский фемстендап разросся до 250 участниц: попасть на выступление —  челлендж. Cоорганизаторка фемстендапа в Москве Мария Щербакова рассказывает, что на фестивале комедии «Панчлайн», где могут выступать и мужчины и женщины, возникла дискуссия о том, нужны ли отдельные женские мероприятия и квоты.

«Естественно нужны, но девушки думают: “А почему я должна выступать на мероприятии, только просто потому что я женщина?” Да потому что тебе до этого не давали выступать. Это же просто как 2+2. Нигде не было женщин, а потом появились квоты для женщин и ситуация начала выравниваться», — говорит Щербакова.

По словам основательницы женского стендапа СНеЖИ в Томске Катерины Маас, в регионах шутки комиков до сих пор находятся на уровне «посмотрите на эту бабу, она страшная, толстая и тупая». «Там 95% выступлений оскорбительны. Обижаешься — говорят: “Я же пошутил”. Они не понимают границы между шуткой и оскорблением, либо сознательно эту границу игнорируют. Когда ты девушка и приходишь туда выступать, тебе некомфортно», — объясняет Маас, зачем нужны отдельные площадки  для комикесc.

Границу между шуткой и оскорблением проводят организаторки «Квирфем стендапа» в Санкт-Петербурге. Мейнстримный стендап, пишут в сообществе, делает ставку на «шутки вниз» и самоуничижительный юмор, а фем-стендап — на «шутки вверх» и эмпауэрмент.  Квир-активистка Элис Че, которая проводит фемстендапы в калининградском сообществе «Феминитив», хочет, «чтобы девушки могли пошутить без давления и страха, чтобы было комфортно».

Комик Денис Чужой добавляет, что отдельная площадка для комикесс — это не плохо. В Москве, поясняет он, есть проблема «перенаселения» стендап-площадок и записаться выступить сложно: «Фемстендап — это хороший способ создать отдельную площадку, где проще получить время на сцене. Многие считают, что так комикессы избегают “настоящих испытаний” вроде безразличных зрителей в кальянных, но я не знаю, зачем такие выступления нужны, мне они никакой пользы не приносят».

Фемстендап — только для феминисток?

В приставку «фем» каждый проект закладывает свой смысл: для кого-то это производное от female, для кого-то — обозначение транс- и ЛГБТ-инклюзивного сообщества.

Мария Щербакова из московского Фем-стендапа рассказывает, что свое объединение они тоже хотели назвать «Женским стендапом» — но такое название присвоил телеканал ТНТ. По словам Щербаковой, ее проект поддерживает и феминисток, и  обычных женщин — приставка «фем» им идеально подходит. В начале любого мероприятия ведущие предупреждают: на сцене выступают просто женщины, иногда они еще и феминистки.

Она добавляет, что фемстендапы не похожи на телевизионный «Женский стендап», в котором образы всех героинь четко прописаны заранее и попасть в который очень сложно. Низовые инициативы более открытые и живые. «На телевидениии есть образ странной женщины, есть мать, есть девчонка-тусовщица и другие. Они раскрывают тех женщин, которые не варятся в феминизме. Образы довольно стереотипные», — поясняет Мария.

Фемстендап СНеЖИ в Томске. Фото предоставлено организаторами.

«Квирфем стендап» в Петербурге еще два года назад, при зарождении, был без первой приставки. Ани Кисовская, соорганизаторка событий, рассказывает, что стендап постепенно стал уходить в квир-тематику, а феминизм остался на втором плане. На сцене могут выступать люди любых гендеров — в том числе и цисгендерные мужчины, поддерживающие ЛГБТ-сообщество. «Это активистский стендап, а не коммерческий. Комик квирфем стендапа не сможет купить себе квартиру в центре Москвы, как Руслан Белый. Нам нужно пробиваться сквозь патриархат, это наша главная задача. У “обычного” стендапа задача просто посмеяться», — говорит Ани.

Элис Че из калининградского «Феминитива» говорит, что не всегда получается отследить за выступающими. Иногда оскорбительная и самоуничижительная риторика прорывается и на фемстендапы: «Был открытый микрофон, и у одной из комикесс был закос в сторону “обычного” патриархального стендапа — про то, что она “не такая”, что она туповатенькая, а парень принимает ее и подсказывает ей. Я не поняла, где там смеяться. Расстроилась немного».

Сотрудники Центра «Э» на фемстендапах и провокации

Фемстендапы воспринимаются адекватно не всеми людьми, и вокруг таких сообществ складываются другие сообщества — хейтеров. Если сейчас в России феминизм на подъеме, то еще пять лет назад повестка была иной, поэтому московский фемстендап многим казался вызывающим. Сразу два проекта фемстендапов — в Москве и Санкт-Петербурге — получали хейт от блогера Гендерфлюидный ветросексуал.

На многие московские стендапы, рассказывает соорганизаторка московского фемстендапа Майя Чеснокова, ходят сотрудники Главного управления по противодействию экстремизму МВД (Центр «Э»). Скорее всего, это связано с последними случаями, когда комикам приходилось извиняться за свои шутки. В августе 2021 года комик Идрак Мирзализаде отсидел 10 суток за шутку о русских, вырезанную из контекста, а в октябре 2021 года Ариане Лолаевой и Александру Ни пришлось извиняться за шутку об осетинском пироге.

Майя Чеснокова поясняет, что сотрудников Центра «Э» легко отличить по тому, что они не похожи на целевую аудиторию проекта и снимают все выступления на телефон. Однажды они устроили провокацию на сцене.

«Заканчивается мероприятие, мужчина выходит на сцену, говорит, мол, я хочу сделать предложение своей девушке. Девушка выходит с максимально постным лицом. Актерская игра — ноль. Соглашается на предложение. Встает поодаль, потом мужчина говорит: “А еще у меня есть два друга, которые хотят пожениться, выходите на сцену”», — рассказывает историю Майя.

Вышедших на сцену парней он начал «женить» — все это люди в штатском снимали на телефон. Парни пытались обниматься и делать вид, что целуются. Майя поясняет, что организаторки стендапа сильно перепугались, но пока никакого шума вокруг этой ситуации не было.

«Ты не просто платишь деньги и ждешь развлечений»

На открытом микрофоне у комикесс случаются ляпы. Но зачастую зрители на фемстендапах готовы поддержать девушку, если она стесняется, плохо подготовилась или не добила шутку.

Ани Кисовская из Санкт-Петербурга соглашается, что именно ощущение причастности к сообществу задает атмосферу. Зрители понимают, что не просто платят деньги и ждут развлечений. Они — благотворители и вкладываются в проект, который продвигает активизм и который этим благотворителям дорог своими ценностями: отсутствием обидных и дискриминационных шуток, поддержкой меньшинств.

«Они поддерживают то, что они и так знают, у них такие же ценности. Просто они занимаются своими делами, а тут отдыхают душой с теми, кто им духовно близок. Им не надо переключаться со своего родного языка на язык внешнего мира», — говорит Кисовская. Такой активистский стендап, кроме всего, делает видимым это сообщество.

«Сообщество живет интересной жизнью, участники хотят отдыхать среди своих. Не только решать глобальные проблемы, типа насилия или бездомности. Они всегда говорят о серьезных вещах, они постоянно в работе над несовершенствами мира. Еще им хочется отдохнуть и пошутить. А может, со временем они настолько преуспеют, что это станет их профессией, которая будет приносить деньги», — говорит Ани Кисовская.