Рассылка Черты
«Черта» — медиа про насилие и неравенство в России. Рассказываем интересные, важные, глубокие, драматичные и вдохновляющие истории. Изучаем важные проблемы, которые могут коснуться каждого.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Духоборы ушли в Грузию от русского царя и армии еще в XIX веке. «Черта» узнала, как они живут сегодня

духоборы, община русских протестантов в Грузии, русские протестанты эмигрировали, русские переселенцы,
Читайте нас в Телеграме
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

На карте Грузии есть ряд деревень с очень нетипичными для страны названиями: Тамбовка, Орловка, Ефремовка. Оказывается, в горах Джавахетии до сих пор компактно проживают Духоборы — потомки представителей секты русских протестантов, сосланных сюда в первой половине XIX века в том числе за пацифистские идеи. Городской планировщик и исследователь архитектуры Гавриил Малышев объехал все деревни духоборов, посчитал, сфотографировал и описал все избы и хаты, а также пообщался с последними представителями этого субэтноса. «Черта» публикует его исследование.

Кто такие духоборы и как они оказались в Грузии?

Духоборы — этнокультурная группа (субэтнос) русских, возникшая в XVII веке как христианская секта, сплоченная вокруг проникших из Литвы протестантских идей. Духоборы отвергали обрядность Русской православной церкви и иерархии гражданской власти. Они не признавали храмов, крестов, Библию и священников, считая, что для взаимодействия с Богом не нужен посредник. Ровно также они отрицали власть царя как помазанника божьего, уклонялись от уплаты налогов и рекрутинга в российскую армию. 

Исторические ареалы распространения духоборского учения — южнорусские и украинские губернии: Тамбовская, Воронежская, Екатеринославская (сегодня — Запорожье). Среди первых духоборов было много донских казаков, отказавшихся от насилия и военной службы. Духоборы селились автономными общинами, и практически сразу стали подвергаться преследованию со стороны государства как антигосударственная и антицерковная секта, еще и укрывавшая дезертиров. 

Не приемлющий вольнодумства император Николай I в 1837 году организовал массовую высылку духоборцев в Закавказье. Для переселения выбрали Джавахетию — практически незаселенный горный край с суровым климатом, недавно отвоеванный у Турции. Депортация сюда духоборов решала сразу несколько задач: изоляция опасных еретиков и невозможность распространять их идеи в труднодоступной местности, и кроме того — безлюдные земли нуждались в колонизации. Расчет был еще и на то, что, оказавшись в соседстве с враждебными турецкими племенами, духоборы откажутся от пацифистских идей и возьмутся за оружие, чтобы оберегать себя и новую государственную границу.

духоборы, община русских протестантов в Грузии, русские протестанты эмигрировали, русские переселенцы,
Духоборы в национальной одежде

Джавахетия, исторически населенная армянами и грузинами, обезлюдела в результате многочисленных войн, арабского и турецкого владычества. После присоединения к России христианское население начало возвращаться на историческую родину. Между ними и духоборами установились добрососедские отношения.

Русские, привыкшие к земледелию и лишившиеся плодородных земель, обучились у армян скотоводству. Взамен кавказцы позаимствовали картофельную культуру, отлично вызревающую даже в суровом горном климате. Взаимовыгодный культурный обмен шел и в архитектурной, и в кулинарной, и в бытовой сфере. При этом смешанные браки были запрещены, и духоборам удалось сохранить свои духовные традиции в практически неизменном виде.

Сожжение оружия и три исхода из Грузии

Протестантская трудовая этика и коллективизм способствовали накоплению богатства духоборами. Подобно евреям и староверам в России, к концу XIX века они стали владельцами самых крупных фермерских хозяйств в Грузии, одновременно настроив против себя недовольное неравенством местное нерусское население. Давление на общину усилилось и со стороны властей: в 1895 году, в ответ на введение всеобщей воинской повинности в Закавказье духоборы устроили массовое сожжения оружия. Репрессии закончились массовой эмиграцией духоборов из Грузии в Канаду, организованной при поддержке Льва Толстого, идейно близкого пацифистским традициям грузинских русских.

И без того сократившееся население Духобории сильно пострадало от большевистской политики раскулачивания и насаждения атеизма. Тем не менее, до конца 1980-х в исторических деревнях духоборов все еще преобладало русское население. Они утратили возможность открытого верования, но сохранили свою культуру, которая уже строилась скорее на этнической и исторической общности, чем на конфессиональной. Перестройка и гласность, с одной стороны, привела к возвращению религиозных традиций в общине, с другой – к росту межнациональной напряженности. Национальный подъем в Грузии, шовинистические высказывания Звиада Гамсахурдиа, первого президента независимой страны, испугали духоборов. Сотни семей организованно уезжали в Россию по программе «возвращения соотечественников». Если в 1989 в районе проживало более 3000 русских, то к 2004 году их осталось около 700.

духоборы, община русских протестантов в Грузии, русские протестанты эмигрировали, русские переселенцы,
Духоборы готовятся к высылке в Канаду, 1899 год

После прихода к власти Михаила Саакашвили положение духоборов улучшилось. Национальная политика новой власти, враждующей с Москвой, строилась на демонстративно дружественном отношении к русским — так, после введения Россией виз для грузин зеркального шага со стороны Грузии не последовало. Кооперативу духоборов списали долги, на деньги ООН и США построили новую дорогу для круглогодичной связи Духобории с Тбилиси. Сохранили и отремонтировали русскую школу и главный общинный центр, который получил статус памятника. Тем не менее, антигрузинская пропагандистская кампания в российских СМИ на фоне обострения российско-грузинских отношений в середине нулевых и война с Грузией в 2008  повлияла на настроения духоборов. Не имея доступа к альтернативной позиции ввиду незнания грузинского языка, многие духоборы снова испугались этнических чисток и покинули страну. Кроме того, увеличившееся армянское и грузинское население исторически духоборских поселений лишило русских политического представительства в местных органах власти, окончательно превратив общину в национальное меньшинство. Последнее исследование (2017 год) показывает, что в Грузии осталось не более 200 духоборов.

Как сейчас выглядит Духобория и что в ней происходит?

Сегодня грузинская Духобория находится в регионе Самцхе-Джавахети, в Нинонцминдском муниципалитете. Деревни сосредоточены в горном районе, на высоте примерно 2000 метров над уровнем моря, в суровом климате с долгой и снежной зимой и прохладным летом. Первые переселенцы в 1841 году основали здесь восемь деревень: Богдановка, Гореловка, Тамбовка, Родионовка, Спасовка, Орловка, Ефремовка и Троицкое. Позже к ним добавится Калмыково (и молоканское село Владимировка). До сих пор во всех деревнях сохранилось духоборское население. 

духоборы, община русских протестантов в Грузии, русские протестанты эмигрировали, русские переселенцы,
Карта Духобории

Структурно Духобория делится на два куста деревень. 1 — расположившиеся вокруг горного озера Паравани Тамбовка, Родионовка и Владимировка. 2 — остальные деревни, протянувшиеся вдоль трассы Гюмри-Ахалцихе почти до самой грузинско-армянской границы.

Фактически столица Духобории — Гореловка, где проживает больше всего духоборских семей и расположен Сиротский дом — общинный центр и место коллективных молитв, здесь же есть русская школа. Опустевшая деревня Калмыково — важное сакральное место: здесь находится кладбище первых переселенцев — святые «могилочки», которым поклоняются духоборы. Богдановка, переименованная в 1991 году в Ниноцминду, получила статус города и стала административным центром муниципалитета, но из-за практически исчезнувшего в ней духоборского населения не играет больше сколько-нибудь значимой роли для Духобории. 

Названия деревень Духобории в основном повторяли названия исходных деревень в российских губерниях, откуда в 1841 году шло переселение. Волна переименований, захватившая Грузию в начале 1990-х на фоне подъема национального самосознания, затронула и Духоборию. В 1991 Богдановка стала Ниноцминдой, Родионовка — Паравани (по названию озера), а Троицкое — Самебой. При советской власти Троицкое переименовали в Калиновку, чтобы избавиться от религиозного корня в нейминге, но грузинские власти вернули названию деревни прежний смысл, правда переведя на свой язык («Самеба» — это «Троица» по-грузински). 

По оценкам авторов исследования, на 2022 год в Духобории осталось примерно 40 семей русских-духоборов, или чуть более 100 человек из примерно 7 700 человек общего населения района.

Современное население (на август 2022 года):

  • Богдановка (с 1991 Нинонцминда): всего 5200 человек, из них 2 семьи русских духоборов
  • Гореловка: 1200 человек, около 30 семей русских духоборов
  • Тамбовка: 140 человек, 1 семья русских духоборов
  • Родионовка (с 1991 Паравани): 280 человек, 1 смешанная русско-армянская семья
  • Спасовка: 270 человек, 1 семья русских духоборов
  • Орловка: 250 человек, 1 семья русских духоборов
  • Ефремовка: 140 человек, 4 семьи русских духоборов
  • Троицкое (с 1991 Самеба): 70 человек, 1 семья духоборов
  • Калмыково: 0 человек

Подавляющее большинство населения в Духобории сегодня составляют армяне. В некотором количестве присутствуют грузины-аджарцы, переселенные сюда из горных сел Аджарии (в основном Хуло), снесенных оползнями в начале 1990-х. Все армяне, с кем нам довелось общаться, с уважением высказываются о духоборах, отмечая их трудолюбие и спокойный характер. Они с ностальгией вспоминают времена, когда в деревнях было много русских: тогда, мол, царил порядок, все дома были побелены.

Русские духоборы, с которыми мы поговорили, отзывались об армянах также дружелюбно, отмечая, что отношения носят скорее прагматический характер, чем личный: попросить что-то, обменяться. Близкой дружбе препятствует языковой и культурный барьер: духоборы отмечали, что чувствуют себя здесь другими, «нацменами». Кроме того, даже молодые духоборы, обучавшиеся в школах независимой Грузии, владеют грузинским, но не армянским языком. Несмотря на это, в деревне Родионовка (Паравани) проживает смешанная русско-армянская семья. Русский остается языком межнационального общения, большинство вывесок на магазинах региона либо дублируются на русский, либо и вовсе написаны только на этом языке. 

Сегодня большинство духоборов живет на пенсию, помощь переехавших в Канаду и Россию родственников и доходы от продажи коровьего молока. В Гореловке до сих пор действует кооператив, в котором духоборы совместно владеют пастбищами, ходят на сенокос, ухаживают за общим скотом. Кроме этого, у жителей деревень есть огородные хозяйства, где они выращивают картошку, помидоры. В последнее время Духобория становится все более популярной у туристов. Из Тамбовки стартует насколько хайкинговых маршрутов в горы у озера Паравани, здесь обустроена навигация и кемпинг. Сиротский дом в Гореловке и дом в Калмыково функционируют в качестве музеев, на деятельность которых собираются пожертвования. Однако духоборы Гореловки говорят, что устали от внимания журналистов и не пытаются заработать на туристах.

Духоборы, как носители русского языка, востребованы в качестве преподавателей в школах. При этом говорят они на специфическом диалекте русского: гэкают, смягчают окончания глаголов настоящего времени третьего лица («он идётЬ», «они едутЬ», «она живётЬ»), и используют некоторые слова, вышедшие из употребления в современном русском языке («обитОван» в значении «населен»). Одна молодая русская, которая планирует стать учителем языка, призналась нам, что старается избавляться от своего диалекта.

Никто из оставшихся духоборов, с кем нам довелось общаться, не планировал переезжать в Россию. Кого-то держит семья, кто-то никогда там не был и чувствует страну чужой, а для поездки в РФ грузинским гражданам нужна виза. Негативное отношение к России формирует и образ Путина, и начатой им русско-украинской войны. Духоборы идентифицируют себя именно как грузинские русские, они в целом довольны грузинским государством, отмечают хорошую медицинскую и социальную инфраструктуру, дороги, отсутствие кумовства и коррупции. Тем не менее, русских в деревнях удручает их этническое одиночество: они чувствуют себя последними представителями уходящей культуры.

Новая самобытная архитектура

Насильственная высылка и жизнь вдали от своей этнической территории привела духоборов к идеализации родной исторической среды. Они старательно воспроизводили характерные для русского этноса визуальные образы. Вместе с этим, они изобретали новые приемы, адаптировали традиционные хаты к совершенно иным климатическим условиям, использовали местные материалы и заимствовали решения у армян и грузин.

В большинстве духоборских деревень линейная уличная планировка, традиционная для русской деревни XIX века и позже. Два взаимонаправленных ряда домов ориентированы фронтонами на улицу, за домами — узкие протяженные земельные участки. Духоборские деревни разительно отличаются от соседних армянских сел, для которых характерны гораздо более компактные планировки с хаотичной, рядной или квартальной расстановкой домов.

духоборы, община русских протестантов в Грузии, русские протестанты эмигрировали, русские переселенцы,
Сравнение планировок русских и армянских сел Джавахети

Планировка русских деревень формировалась в условиях плодородных почв и развитых традиций земледелия и огородничества, тогда как жителям армянских сел более свойственно скотоводство — этим можно объяснить разницу в размерах придомовых участков. Даже оказавшись в суровом горном климате, духоборы продолжили высаживать сельскохозяйственные культуры.

В деревнях России практически не осталось домов первой половины XIX века: они перестраивались и замещались новыми. В Духобории же, ввиду ее изолированности, традиционные «хаты» (именно так называют эти дома местные) сохранились в первозданном виде в большом количестве.

Хата, которой пришлось стать избой

Очень условно русское традиционное жилище можно поделить на южный тип (хаты) и северный (избы). Хаты строились в более теплом климате, их стены как правило были из глины или самана (кирпич на основе соломы), тогда как избы всегда были рублеными, утепленными для долгой холодной зимы. Традиционное жилище духоборов же представляет собой отдельную ветвь архитектурной эволюции: это южная хата, которая оказалась внезапно заброшена в неподходящий для нее климат. 

Выходцы из южных губерний Российской империи, духоборы не были знакомы с архитектурными приемами Русского Севера. На основе традиционной южнорусской хаты-мазанки, постепенно приспосабливая местные материалы и заимствуя строительные технологии у новых соседей, вынужденные переселенцы создали свою версию теплого дома.

Хаты духоборов — низкие одноэтажные строения с побеленными штукатуркой стенами и низкой, практически плоской двускатной кровлей. Вытянутый дом состоит обычно из трех помещений: передняя хата, которая выходит окнами на улицу; сени, откуда осуществляется вход в дом; задняя хата или двор как хозяйственное помещение. 

Составные части духоборской хаты

Самые старые дома строились из дерева — это был наиболее привычный материал для духоборов. Однако в горной Джавахетии на высоте около 2000 метров леса крайне мало, его приходилось возить издалека (аж из Кутаиси), и скоро от этого материала отказались: рубленные деревянные дома здесь редки. Большинство хат строили из саманных кирпичей на основе навоза и сена, поверх которых клали глину и белую штукатурку — такая технология была также распространена на исторической родине духоборов. Инновацией стало использование в строительстве местного камня: известнякового туфа и других горных пород. Независимо от материала, стены белились, после чего дом приобретал знакомый вид мазанки. Побелочная штукатурка производилась из известняка, который Духоборы привозили с юга, и обжигали в ямах внутри дворов до получения извести.

Крыша — самая необычная часть духоборского жилища. Ее устройство не имеет аналогов в русской и украинской народной архитектуре. Традиционно в южнорусских и украинских губерниях строились четырехскатные вальмовые кровли, которые покрывали соломой или камышом. Двускатные кровли встречались севернее, в районах с большим количеством осадков и имели высокий щипец, призванный сбрасывать снег и воду с крыши. У духоборов же — очень низкая двускатная кровля, причем на некоторых домах между скатами расположена плоская площадка-перемычка.

Такая кровля покрыта большим слоем дерна, на котором живописно растут травы. Духоборы называют этот слой «пеленой». Дерновое покрытие кровель не характерно для русской архитектуры: такое решение широко применялось в странах Скандинавии и в отдельных регионах севера Руси, оно отлично сохраняет тепло в условиях холодного климата. Но выходцы из южных губерний, духоборы не могли знать о подобной технологии, поэтому их «зеленые» крыши — собственная инновация, адаптация к морозам. Именно необходимостью удержать большое количество грунта можно объяснить такую пологую, практически плоскую форму скатов кровли.  

Недостаток грунтовой кровли ее большой вес — к толстому слою дерна и камней зимой прибавляются еще и кубометры снега. Чтобы удержать такую тяжесть, духоборы разработали уникальную конструктивную систему кровли: вдоль всего дома выставлялся ряд Т-образных столбов, верхняя горизонтальная перекладина которых крепилась к вертикальному столбу двумя консолями — за счет этого конструкция напоминает трезубец. Таким образом получалось, что тяжелая крыша практически не несла нагрузки на стены здания, что обеспечивало удивительную прочность дому. Вероятно, только благодаря этой конструкции духоборские хаты пережили нередкие для Джавахетии землетрясения и дошли до нас в первоначальном виде. 

Несущие кровлю столбы-трезубцы являются главной отличительной особенностью, «фишкой» духоборского дома. В хатах они являются частью главного фасада — духоборы первыми перестали стесняться демонстрации конструкций здания, задолго до эпохи авангарда и металлического модерна (хотя в отдельных домах столбы все же прятались внутри саманной или каменной стены). Два конька, подобно рогам, выходили за плоскость фасада, и, вместе с тризубцем, формировали неповторимый суровый образ.

Уникальная конструкция кровли, вероятно, является не только примером гениальной адаптации южно-русского жилища к холодному климату, но и иллюстрацией заимствования технологий у новых соседей. Плоские земляные кровли «банури» испокон веков использовались в юго-восточной Грузии (Джавахети и в близлежащей Месхети). Грузины называли такие дома «баниани сахли» или «брткэлбаниани» (ბრტყელბანიანი). Грунтовая кровля в таком доме была полностью плоской и опиралась в зависимости от площади помещения на один или два ряда столбов, наверху же росла трава. Разоренные войной, но частично уцелевшие старинные грузинские деревни Джавахети и соседней Месхети могли стать для оказавшихся здесь духоборов местом вдохновения.

Для придания кровельной конструкции более традиционного и опрятного вида, духоборы закрывали переднюю часть крыши треугольным дощатым фронтоном, имитирующим щипец двускатной кровли. Фронтон всячески декорировался: здесь размещали художественную резьбу, делали ложное чердачное окно. Фронтон делал дом более похожим на обычную южнорусскую хату. 

духоборы, община русских протестантов в Грузии, русские протестанты эмигрировали, русские переселенцы,

Пожалуй, главный маркер «русского» в архитектуре — деревянные наличники на окнах. Ими украшена практически каждая хата и в Духобории. Длинная зима, дававшая крестьянину много свободного времени, способствовала развитию искусства резьбы по дереву. Рисунок наличников крайне разнообразен, но до боли знаком — подобные можно встретить в деревнях по всей России. Помимо наличников, окна как правило имели ставни, которые иногда украшались художественной росписью. Такая традиция оформления окон оказалась удивительно устойчивой — наличники и ставни украшают даже новые дома в районе, включая некоторые армянские.

Галерея на столбах, опоясывающая духоборский дом с одной или двух сторон, очень напоминает традиционный элемент грузинского зодчества — террасы-айваны. Нельзя исключить, что это архитектурный прием был заимствован духоборами у грузин, однако этой гипотезе противоречат несколько фактов. Во-первых, в первые десятилетия духоборских деревень контакты с грузинами практически отсутствовали: Джавахетия была опустошена, и русские жили здесь изолированно. Галереи же присутствуют и на самых старых домах 1840-х годов постройки (хотя они могли быть пристроены позднее). Во-вторых, подобные конструкции можно встретить и в постройках южнорусских и украинских губерний: большое количество солнца диктовало создание затененного пространства не только в Грузии. Тем не менее, почти наверняка можно говорить о заимствовании от грузин резного декора кронштейнов на столбах террас у более поздних духоборских домов (с начала XX века).

Эволюция архитектуры духоборов

По мере интеграции духоборов в общество народов Закавказья, в их культуру приходили новые технологии, менялась и архитектура. В первую половину XX века строительство хат сходит на нет: на их место приходит то, что современные духоборы уже называют «домом». Новые дома строились из камня, были хорошо утеплены и уже имели высокую двускатную кровлю с чердаком. От старой кровельной технологии в них ничего не осталось: крыша укладывалась тесом, металлическим листом и шифером, но не дерном. Дом стал значительно выше, окна — больше, к сеням стали пристраивать веранду или крыльцо. Впрочем, внешний вид дома сохранил прежние черты — стены по прежнему покрывались белой штукатуркой, окна сохранили наличники и ставни.

Сегодня большинство духоборов покинуло родные дома, их место заняли армяне и грузины-аджарцы. Новые жильцы видоизменяют исторически русскую постройку согласно своим традициям и опыту: некоторые здания перестают белиться, к некоторым пристраивают комнаты, с некоторых — снимают наличники и ставни. Из домов убирают русские печи, заменяя их буржуйками или тандыром. Старые хаты переоборудуют под хозяйственные нужды. Уникальная архитектура духоборов с их отъездом оказывается под угрозой — не являясь памятниками, русские дома очень скоро также могут исчезнуть, не оставив память об удивительной культуре, которая когда-то процветала в Джавахетии. 

Новые дома духоборов из армянского туфа (середина XX века)

Интерьер и предметы быта

Потолок-купол

Внутреннее убранство духоборской хаты живо напоминает интерьеры изб Русского Севера — это простор и минимализм. Из-за особенностей кровли в домах отсутствовал чердак, а значит и плоский потолок (крыша слишком низкая). Поэтому жилое пространство в доме завершается практически купольным сводом — дощатым дном кровли, что визуально расширяет комнаты приземистой хаты. 

Пол с рельефом

Кроме чердака отсутствовал и подклет — пространство под полом. Такая технология, поднимающая дом над землей, была крайне распространена в северных губерниях России, но в южных была неизвестна — теплый климат и малое количество осадков позволяло ставить дом прямо на землю. Духоборы-южане продолжили размещать увесистый дом прямо на промерзающем грунте: наличие скального основания часто не требовало строительства фундамента. Внутри дома пол представлял собой утрамбованный грунт, покрытый глиной — идеально выровнять его не удавалось. В XX веке такие полы начали цементировать и покрывать досками, но они все еще сохранились во многих домах.

Стены и окна-амбразуры

Побелка стен проводилась и внутри дома, позже на них стали клеить обои. Колоссальная толщина стен проявляется в оконных проемах, напоминающих крепостные амбразуры. С этой суровостью контрастируют легкие кружевные занавески, использовавшиеся в хатах.

Русская печь

В углу хаты располагалась русская печь. В доме их могло быть две — одна в передней, другая в задней хате. Массивные беленые русские печи удивительно встретить в горах Грузии, они абсолютно идентичны печам в деревнях России. Ввиду нехватки древесины печи топили кизяком. Сегодня русские печи ввиду своей неэкономичности практически не используются ни духоборами, ни армянами, занявшими их дома — к ним пристраиваются небольшие «буржуйки». Современные жители старинных хат охотно избавляются от русских печей, значительно расширяя площадь комнат, но уничтожая ценный исторический артефакт.

Столб, которому хочется поклоняться

Вдоль стен хаты, как и подобает русскому жилищу, располагали лавки. Посреди комнаты возвышается столб-трезубец, несущий кровлю. Эта колонна украшалась роспись, резьбой или платками-«утирками». Не имея сакрального смысла, она тем не менее своеобразно центрирует внутреннее пространство дома, напоминая идола или столб-матерь. Ничего подобного нет ни в какой ветке народной русской и украинской архитектуры: эта колонна делает интерьер духоборского дома уникальным. 

(Красный) угол

Духоборы не признавали крестов и икон, поэтому было странно увидеть у них аналог красного угла. В месте, в котором в православных русских и украинских деревнях вешали лампаду и ставили икону, духоборы вешали настенные часы. Отвергая любой традиционный религиозный символизм, они тем не менее изобрели свой: нежное изображение ромашки украшает фронтоны домов, изразцы печей и резьбу наличников.

Стеллажи с сервизами, половички в полоску, деревянная мебель и русская печка — несмотря на почти два века раздельного существования, мы легко узнаем родную эстетику в духоборских хатах.

Экспаты и духоборы

Грузия — одно из наиболее популярных направлений новой волны эмиграции россиян. Десятки тысяч несогласных с милитаристской политикой страны выходцев из России осели в крупных городах Сакартвело (в основном, Тбилиси и Батуми). Здесь они принялись изучать новый контекст и себя в нем, а также тосковать по родине. 

Хлынувшие в Грузию из России экспаты принесли с собой множество уникальных компетенций, знаний и навыков. Они ищут возможности применить себя здесь, но зачастую сталкиваются с обвинениями в колониализме, причем даже не столько со стороны грузинского общества, сколько от своих же бывших соотечественников.

Действительно, культурный разрыв между обществами России и Грузии — огромен. Различная история, ценности, язык и постсоветский опыт делают невозможным эффективную интеграцию русского в грузинское общество без многих лет погружения в культуру и изучения языка.

Знание же о Духобории может в корне поменять ситуацию. Исторически русские деревни — отличный полигон для волонтерства и творчества русских экспатов. Здесь есть много работы для реставраторов, архитекторов, художников и ивент-мэйкеров. Одинокие последние семьи русских духоборов нуждаются в дружбе, в общении на равных, в помощи по хозяйству: им нужны русские соседи. Уникальные духоборские хаты, живые памятники русской архитектуры, нуждаются в восстановлении и поддержании.

Духоборы тоже могут многое дать эмигрировавшим россиянам: помимо важных чувств востребованности и чувства дома, — знание, что можно жить в Грузии и оставаться русскими. Не избавляясь от идентичности, не скрывая свое происхождение и не дистанцируюсь от него. 

Полную и более подробную версию текста с большим количеством фотографий можно посмотреть по этой ссылке.